Васильев Александр Александрович

1958 год
-
наше время

Россия (СССР)

Русский историк моды.

Александр Васильев родился в Москве в театральной семье: отец – художник-декоратор, а мать - актриса.

«Мне было пятнадцать лет, когда обо мне сняли документальные фильмы для болгарского телевидения о странном мальчике, который собирает старинные вещи в Москве.
Все считали удивительным, что я хожу по Москве в цилиндре, перчатках и с тросточкой, собираю старинные фотографии, вышивки, бисерные кошельки, мебель из карельской берёзы.
Впоследствии моё увлечение развилось в большую страсть.
Меня спонсировали родители, которые были очень щедры к моей страсти.
В советскую эпоху папа дважды дарил мне по пять тысяч рублей, что составляло сумму двух дач.
Я мог покупать всё, что хотел, и потратил все деньги на антиквариат.
Собрал все чеки и предоставил отцу отчёт. Он был рад! Так зародилась моя коллекция.

- Отразилось ли Ваше необычное увлечение на учебе? Кстати, комсомольцем Вы были?

Да, главный смысл жизни составляли каждодневные походы «в поисках утраченного». Я собирал старую мебель, утварь, одежду, фотографии, рыскал по помойкам, обходил старушек но объявлениям.
Мой интерес был направлен на материальную культуру, и об этом знали, даже писали про меня статьи.
Когда я учился на втором курсе, в журнале «Юность», который издавался тогда многомиллионным тиражом, появилась большая статья Анны Малышевой «Никуда не деться от Сани Васильева».
В статье я был представлен как положительный герой, хотя пример с меня брать было нельзя: в английской спецшколе я учился так плохо, что меня перевели в 127-ю так называемую школу рабочей молодёжи, что в Дегтярном переулке. 
Там со мной в то же время учились Антон Табаков, Лена Ульянова, Алёша Аксёнов, сын Василия Аксёнова, дети крупных советских дипломатов. Там была очень свободная атмосфера.
Иных девушек привозили в школу на «мерседесах», это в 1976 году!
Учителя единственное, о чём нас просили, - не курить у доски.
Для некоторых моих сверстников свобода эта очень плохо закончилась - алкоголизм, самоубийства.
Меня тоже причисляли к «золотой молодёжи», но я не просиживал часы и дни в ресторане ВТО или ЦДЛ, у меня были другие увлечения - помойки.
Моё юношеское эстетство даром не прошло, и в комсомол меня принимать не хотели.
А ведь тогда нельзя было в престижный вуз поступить, если вы не комсомолец.
Меня Костя Райкин спас, дал мне рекомендацию вместе со Стасиком Садальским, когда я работал в театре «Современник» бутафором, чтобы пройти в институт по графе «пролетариат»».

Васильев А.А., «Я сегодня в моде». 100 ответов на вопросы о моде и себе, М., «Этерна», 2008 г., с. 42-43.


Александр Васильев окончил Постановочный факультет Школы-студии МХАТ и в 1981 году переехал в Париж.

 

В Париже «Сначала я всё делал неправильно.
У меня была одна пара протёртых джинсов, одна майка и плохо составленное резюме.
Я ходил и с робким видом говорил, что хотел бы что-нибудь сделать.
Мне давали неинтересную работу и мало платили.
В один прекрасный день я поменял свой имидж. Сделал из себя экзотическую птицу.
Носил шляпы, украшенные чучелами птиц, каракулевые накидки. Надевал горностаевую муфту.
На мне была масса медалей, брошей, ожерелий. Я походил на рождественскую ёлку. На меня смотрели и снимали для журналов. Просто как эксцентричного прохожего. Никто не знал ни моего имени, ни фамилии.
меня стали приглашать на вечера, вернисажи.
Стали относиться с некоторым интересом.
В профессиональном отношении это очень помогло.
Обо мне появились публикации как об экзотической персоне.
Таким образом, не имея достаточно серьёзных работ как театральный художник, я опробовал свои идеи и талант на себе.
Был живой саморекламой.
В 1990 году - падение Берлинской стены, трагедия в Кувейте. Родился новый стиль - гранж, когда одеваться стало не модно. Я выглядел нелепо со своими кружевами и перьями.
Пришлось отказаться от этого гардероба, чтобы «не выпасть из струи». Изобрёл для себя более скромный образ. Меня нельзя было узнать!
К этому времени моя репутация была достаточно устойчивой, и уже не приходилось много времени тратить на обдумывание внешнего вида».

Васильев А.А., «Я сегодня в моде». 100 ответов на вопросы о моде и себе, М., «Этерна», 2008 г., с. 144.

 

С 1994 года Александр Васильев стал читать курсы лекций о моде и стал получать приглашения из разных стран мира.

«Я уверен, что все Герои и все Гении стали таковыми в глазах других людей.
Сами же жили обыденной и, может быть, банальной жизнью.
И все мы, признайтесь, живём обыденно.
Думаю, что Королевы тоже ходят в ванную и в уборную.
А кажется, что они не едят яичницу, не сидят на стуле, что у них не бывает рваных носков!
У всех бывают.
Пресса и невозможность личного контакта из многих людей делает потрясающих героев.
А когда мы их видим, то разочаровываемся.
Мы сами творим себе кумира, а потом «позолота на руках остаётся».
Чему вы ещё не научились? Прямо держать спину.
Я был на большом приёме в одном германском замке с очень важными титулованными особами, королями и королевами. Все сидели прямо. И я сидел прямо.
Но это стоило мне усилий. А им – никаких».

Васильев А.А., «Я сегодня в моде». 100 ответов на вопросы о моде и себе, М., «Этерна», 2008 г., с. 158.

 

«Глубоким духом может быть и бедный, и богатый. Душа и деньги не связаны.
Нельзя думать, что все богатые бездушны, а бедняки духовны.
Я видел массу бедняков, пустых и неинтересных, которые бедны из-за своей лени и глупости, алкоголизма, безрукости, нежелания работать. Конечно, в России многие богатеи не слишком образованны и живут бездуховно.
Но их внуки и правнуки будут гораздо лучше.
Просто мы уничтожили одну элиту и сейчас наблюдаем, как рождается новая.
Старой России понадобилась тысяча лет, чтобы огранить свою аристократию, сегодня, думаю, уйдет около трёхсот».

Васильев А.А., «Я сегодня в моде». 100 ответов на вопросы о моде и себе, М., «Этерна», 2008 г., с. 20.

Новости
Случайная цитата
  • Независимая Африка...
    «Вот Либерия - первое независимое африканское государство чёрных. Боже, что за нищета, что за скопище бездельников!.. А вот Гаити - первое, опять же, на американском континенте независимое государство чёрных: да по сравнению с гаитянами дядя Том был плэйбой и сын миллионера. Диктатура тупых и кровожадных головорезов. И вот вам вообще вся независимая чёрная Африка с её бесконечной резнёй и голодом. И на деньги белых налогоплательщикков туда подбрасывают хлеба и пенициллина…». Веллер М.И., Социол...